Великие мистики. Константин Эдуардович Циолковский

 

Константин Эдуардович Циолковский, самоучка из русской провинции, еще в семидесятые годы XIX века заявил о том, что человек создан для освоения космических пространств.
В 1920-е годы он уже разработал основы теории космических полетов, размышлял о полном использовании энергии Солнца, об искусственных космических станциях, о грядущем единении человечества и превращении всей Земли в цветущий сад.
Обогнав свое время, он прожил всю жизнь в нищете, с клеймом чудака и безумца, и лишь в последние годы жизни его научные идеи получили признание.
Что же касается своеобразных мистических теорий, питавших эти идеи, то они остаются в тени до сих пор.

 

Оригинальная космическая философия Циолковского, изложенная в его поздних работах, формировалась в полной изоляции от современных веяний.
Он не был знаком с работами Штейнера или Федорова; все, что ему было доступно – это популярные изложения трудов древнегреческих мыслителей и учения Будды.
Он довольно прохладно относился к христианству, и его мистицизм, в общем, был свободен от евангельских влияний.

 

В начале своей работы «Монизм Вселенной» Циолковский предупреждает, что для понимания его идей «необходимо отрешиться от всего неясного, вроде оккультизма, спиритизма, темных философий, от всех авторитетов, кроме авторитета точной науки, то есть математики, геометрии, механики, физики, химии, биологии и их приложений».
Таким образом, он был уверен, что его космическая философия – вовсе не мистика, а логический вывод изо всей современной ему системы естественнонаучных знаний.

 

Своеобразие Циолковского заключается в том, что он впервые попытался дать мистической идее научное обоснование.
Впоследствии многие футурологи и фантасты размышляли о том, как будут выглядеть наши далекие потомки – но ни один из них не высказывал столь радикальных предположений.
Можно с уверенностью сказать, что мистическая утопия Циолковского была тем, тайным источником, который питал его научно-исследовательскую деятельность. Он не просто верил в то, что она возможна – он разрабатывал конкретные пути для ее реализации, занимаясь такими «несвоевременными» научными вопросами, как ракетостроение и теория космических полетов.
Многие из его прозрений высказанных еще в 1870-е гг., блестяще подтвердились 90 лет спустя; многие, по-видимому, еще ждут своего часа.
Как знать, может быть, даже идеи об одушевленности атома и разумности Вселенной, весьма наивные с точки зрения современной науки, на поверку окажутся не столь уж абсурдными?

 

«Вы – часть космоса, - говорил нам Циолковский. – Жизнь в нем, в общем, совершенна и разумна. Значит и вы, живя жизнью Вселенной, должны быть счастливы».

 

Фрагменты из книги автора Элизабет Вандерхилл
«Мистики XX века». Энциклопедия.
Издательство «Локид», Москва, 1996